Я уже был в Мочилах, но с Лехой мы иной раз созванивались. Одно время его стали перекидывать с объекта на объект. И он тогда, по телефону сказал мне, что оставил чемодан подаренный мной на той, 25-ой релейке. Дескать там нынче стоит дядька пожилой, но чемодан и мою тележку-пенсионерку сохранит. Чемодан мне тогда был не то чтобы не нужен, а просто сохранить я его не смог бы - сопрел бы он окончательно в моих полуболотных условиях. Тут нужны пластиковые герметичные чемоданы, а не мягкие, чуть ли не матерчатые. А Лехе чемодан нужен был позарез, ну я ему его и подарил.
   В общем первое место куда я направился - это назад, в "свой" лес и на 25-ую релейку. Естественно прежде всего домой.

Пройти в лес покамест было невозможно, зря я сразу туда рванул. Но... Дом ведь! Куда же еще в первую очередь?

Уже с трассы я увидел полиэтиленовую крышу своего жилища. Ох и шок испытал! Я так долго помнится выбирал место, а выбрав так был уверен что несколько зарослей орешника даже без листвы будут надежно скрывать от взгляда с трассы мое жилище! И вот теперь стоял и отчетливо видел его с трассы.
   Ладно, разберемся. Теперь километр назад - на релейку.

Ефимыч - так звался дядька, который теперь стоял на 25-ой релейке. Лебедев Рудольф Ефимович. Ему было за 60, а то и все 70 - не помню уже. Родом он был с Иваново, точнее с той области - город Шуя.
   Ясное дело его не будут туда-сюда перекидывать - на одном объекте и будет наверняка весь долгий срок (он собирался быть тут более года).

Оказалось, что кроме чемодана и тележки, сохранился и мой рукомойник, что служил мне уже не один год. Кое какие предметы обихода, которые не имело смысла тащить в Мочилы - хоть здесь я что-то благое для себя сделал - сейчас могло не быть даже рукомойника.
   Но больше всего мне нынче нужна была лопата, чтобы пробиться к своему жилищу сквозь снег, лежащий во многих местах ковром почти по пояс.

Лопаты у Ефимыча не было, ночевать у него было нельзя - дескать "Вещи хранить можешь, а вот ночевать никак. Мало ли какая проверка нагрянет, а мне тебя и спрятать будет негде. Электрики из аэропорта опять же повадились шастать чуть ли не каждый день".

В общем, как ни крути, а еще раз побыть среди людей - пожить в подъездах, у людей под насмешками и ногами мне приходилось по любому.
   Единственное утешение только и было - это уж точно в последний раз, коли твердо решено не отступать больше.

В ад, так в ад. Надежда на то, что лопату я наживу быстро, грела душу. Хотя... потом ведь надо будет где-то всяких тряпок, типа одеял находить - морозы по ночам, не выжить в лесу.

В тот же вечер я уехал. В город Видное, ближний ко мне, если не считать Домодедово, в котором не осталось кажется ни единого подъезда не пройденного мной в поисках помощи.

Погода конечно изменилась сразу и кардинально - зима вернулась, нечего было и думать прорываться в лес сейчас. И мои оптимистичные прогнозы о скором обретении нужного инструмента так же мгновенно превратились в прах. Судьба, эта злобная тварь, так просто не отпустит. Начался драйв на выживание, бывало и с ночными потасовками - за право поспать в том же подъезде хоть пару часов.
   За месяц я сменил массу городов подмосковья, ночевал где попало накачивая водкой на последние деньги владельцев домов/квартир дававших мне кров за водку деньги и закуску.

И все же за месяц я трижды побывал у своего жилища, ни разу конечно не осмелившись там заночевать. Прорвался так, по снегу, увидел что легкая полиэтиленовая крыша провалилась под тяжестью снега и восстановлению не подлежит.
   Впрочем, я бы и не стал ее восстанавливать - место заметное с трассы пригодным быть не должно.

Но как же я обрадовался, когда обнаружил свой импровизированный очаг! Там, где единожды поставил его. Такие мелочи, постоянство - за версту разят Домом, стабильностью. Вроде бы мелочь, железка лишь. Но мелочь эта аккурат там, где год назад я ее установил.
   Дом, который ждет тебя, пусть это будет всего лишь кроличья нора, достоин высшего уважения. Это не презервативы на хлебном прилавке, это не лавка сникерсов и пойла на месте вчерашней библиотеки - это Дом с большой буквы. Вот поставил ты железку... и как поставил, так и будет стоять вечно. Это круто! На войне, в бешеной борьбе за жизнь не бывает постоянства. Не имеешь права привыкать и привязываться ни к чему и ни к кому - это гарантированно будет отнято, или просто исчезнет однажды.
   Борьбу за инструмент я начал будто с удвоенной яростью, хоть и до того вроде не дурака валял.

Утром 10 марта я вернулся в третий раз. Уже с лопатой, обычной, совсем не широкой. И начал прорыв. Снегу и впрямь было почти по пояс. Часа три я рвался, с каждым освобожденным метром подтаскивая тележку с чемоданом и ранец. Странное дело - оставленный в прошлое посещение хлеб, остался настолько свежим две прошедшие недели, будто я его только что купил.

Прорвавшись, я как мне казалось по уму расчистил плацдарм для импровизации кровати и место для вещей. Дожди покамест не грозили.



Импровизировать кровать пришлось до вечера - добывать дощечки, срезать и подтаскивать бревна, на которые эти дощечки укладывать, прижимая их (гвоздей пока нажить не успел) тряпьем-постелью.
   Так как тряпья было чрезвычайно мало, то и на этот раз я не рискнул ночевать - дни хоть и солнечные бывали, но ночи морозные. Теперь однако это вопрос нескольких дней.

В эту ночь я рванул с тележкой за 8 км - на Белые Столбы, в надежде найти не шибко грязных тряпок в мусорных контейнерах. Очень не хотелось рыться там на глазах у людей, потому и предпочел ночь. Но и в ночь делал это так, будто ворую - хватал приглянувшуюся тряпку и бегом с ней за гаражи, там уже подробно рассматривать что это за фигня и пригодится ли мне. Помню даже тогда засветился - женщина какая-то шла, а я в самый цвет чего-то тащил с помойки. Черт! Я готов был кажется сквозь землю провалиться, немного успокаивая себя тем, что вряд ли меня можно разглядеть ночью и узнать после при свете дня. Да кляня до кучи эту женщину почем зря - что за блажь дескать шастать одной по ночам?! Хотя наверняка ведь с какой-нибудь там рабочей смены шла, или наоборот.
   Как бы там ни было, но и эта вылазка не дала особых результатов - так, кое какой хлам малогабаритный, которым не укроешься.

Проспав как попало пару часов, я вернулся покамест в Видное - надо было собрать что-нибудь на еду, да привести себя в порядок, умыться там и прочее. Следующую ночь я снова провел в подъезде, решив наутро пойти в церковь.
   Рассудил просто - ежели я не денег у них там в церкви просить буду, а всего лишь тряпок старых типа покрывал/одеял, то наверняка хоть какие-то тряпки у них по любому найдутся. Старье какое-нибудь.

Ближняя к моему дому церковь находится в поселке Шубино. И так как все остальное - пища, кое какие средства собранные в виде пожертвований у меня оставались, то решил не откладывая с самого утра и ехать к дому, далее к церкви. В общем... в очередной раз сотворил глупость.
   Чего не пошел по людям, прося не денег, а тряпья?, и сам не понимаю. Видимо на уровне подсознания хочется верить будто церковь - это собрание добрых и отзывчивых людей. В тот день, а больше в последующую за ним ночь, за свое доверие я заплатил не хилую цену.

Утром я был у ворот церкви, добиваясь аудиенции с настоятелем у тамошнего работника. Настоятелем тут оказалась женщина, или исполняла временные обязанности настоятеля тут уж не знаю. И она вроде бы отозвалась на мою столь простую просьбу о старом тряпье годном для укрывания, однако сказала что разберемся позже, чтобы я ждал тут - у ворот.
   Любят они показуху - если еды попросишь, то непременно должен будешь сидеть на улице и жрать как собака. Но тут мне стесняться нечего, не еды прошу, не сидеть мне с тарелкой супа на ступенях церкви.
   Деваться некуда однако, надо ждать - раз сказала ждать, значит не зря ведь, значит поможет по любому. Может им чего надо от меня?, ну там помощь какая - так не вопрос, готов к труду и обороне. В общем чего гадать, жду.

Час за часом проходил, каждый из которых я тысячу раз сомневался в том что обо мне не забыли, нещадно давил сомнения и снова сомневался.
   В послеобеденное время лишь осмелился я отойти дальше нескольких метров - надо было разжиться капелькой кипяченой воды. У меня была с собой и вполне калорийная пища, и кофе, и сахар. Мне нужна была только горячая вода - к тому же начинал побаливать желудок. Люди однако ответили, что тех кто ходит тут, прося налить воды, у них принято убивать. Дескать вон один, а следом другой ходили тут - царство им небесное. В одном доме мне таки налили кипяченой воды и я снова занял свой странный пост у ворот церкви.

Когда наступили сумерки и работники изнутри стали закрывать ворота, сомнения мои резко выросли до небес - я осмелился напомнить что мне обещали помощь, что жду тут у ворот как велели с самого утра...

Я был прав в своих сомнениях - вышедшая настоятельница смотрела на меня будто впервые увидела. Впрочем меня зачем-то впустили внутрь, и повели в помещения.
   Закралась робкая мысль - может до кучи и переночевать пустят?

Мы пришли в столовую, где сидели двое мужчин - работники разного ранга. Налили тарелку водянистого супа и предложили рассказать что у меня за проблемы. Лишь сейчас, оказавшись в тепле я понял как сильно замерз.
   Естественно всю подноготную за пять минут не расскажешь, да оно и не нужно. Как мог, я объяснил основное - что нахожусь в крайне тяжелом положении, что в виде помощи прошу не более чем пару старых одеял, что место у меня вроде как есть, но в лесу и покамест очень плохое, потому что по причине здоровья я был вынужден на долгое время оставить его. В общем рассказал все как есть, максимально откровенно.

Рассказ мой вызвал понимание у работников, но почему-то целый взрыв негодования у настоятельницы. В каких только грехах она меня не обвинила! И что документы я свои пропил, и что я лодырь и пьяница и прочее прочее прочее - все так или иначе сводилось к тому, что я либо алкаш, либо аферист пришедший чуть ли не грабить эту церковь. Причем скорее аферист, так как не тяну внешне на бомжа, слишком гладко выкладываю все - а значит лгу.
   Я и слова вставить не мог, чтобы лишний раз сказать что ничего мне не надо, что прошу всего навсего старое тряпье, что за это отстоял на морозе от зари до заката. Возможности что-то сказать, у меня не было.

Провожая меня, старший из работников вроде как извинялся за поведение этой настоятельницы, дескать тут разные люди бывали и тому подобное. Тряпку мне дали одну - нечто вроде плетеного желтого пледа, довольно тонкого к тому же. И до сих пор эта тряпка жива у меня - нынче на самых досках кровати лежит.
   Рассудив, что с моим уже имеющимся тряпьем может сгодиться и эта, я пошел домой - решил заночевать в лесу. Будь что будет - на ногах от переутомления и перегрузок этих дней я стоял с трудом.

Не хватило этих тряпок на то, чтобы сберечь здоровье. Как обморозил ночью ногу, я не почувствовал скорее всего из-за крайней, убийственной усталости - спал несколько часов словно труп. А весь следующий год, в напоминание о Шубинской церкви я прихрамывал на правую - обмороженную - ногу.

Мы еще встретимся и с мужиком, который провожал меня тогда из церкви. Он пообещает мне дверь (всякая дощечка тогда была для меня на вес золота) и конечно же обманет.

И все же 12 марта я сумел таки вырваться к дому. Теперь надо было во что бы то ни стало закрепиться. То есть снова тряпки, одеяла...

Предстояло вообще много работы. Нужно было отступить глубже в лес, чтоб с трассы хотя бы видно не было, и строить покамест хотя бы шалаш, кровать, козлы для обработки бревен, всякое разное благоустройство.

Когда снег начал бодро таять, выявилась ошибка этой культурной расчистки места, с прямыми "бортами" по периметру. Думаю надо было делать нечто вроде плавного схода краев - никакой кромки. А теперь, в культурно и красиво расчищенное место стекала ВСЯ талая вода. Пришлось резать дополнительные бревна, чтобы кровать была выше уровня воды. А вещи развешивать на деревьях, в том числе и чемодан.
   И конечно стало понятно, что очень скоро я вообще не смогу подойти к дому. Нужны были сапоги. Кроме как купить, взять их было негде. Вот только стоили они дорого - порядка 500 рублей. Это мне с моим больным желудком не есть надо пару дней.

Но сколько людей до этого таяния снега рассказали мне о доброй и чудесной церкви в поселке Ям! Они что же, действительно верят в то что говорят? Они сами-то бывали когда в беде? Просили помощи у церкви?
   Тем не менее, решил я и в Ямскую церковь пойти - хуже мне не будет, если конечно снова не стану от зари до заката там околачиваться.

В Ямской церкви мне не пришлось нарываться на издевательства - женщина работающая там кем-то эквивалентно снабженцу, за пять минут разговора все поняла, подарила мне 1000 рублей, взяла номер мобильного телефона - дескать "может еще мебель мне за дополнительную плату попрошу отремонтировать". Я конечно очень благодарен ей был. Хотелось сказать что-нибудь типа "хоть сию минуту все шкафы Ваши залечу так, что финны качеству позавидуют". Ничего такого не сказал конечно - позвонит коли, по первому слову постараюсь прибыть, а пока пошел и в сам храм, может до кучи правда одеяло выпрошу? И правда выпросил. Особо долго и выпрашивать не пришлось. Никто не пытался меня там унизить, никто ни в чем не упрекал - домой я вернулся засветло и счастливым, с приличным куском пленки, новым ватным одеялом, и в сапогах, да еще и еды кое какой принес, в том числе сладостей к кофию. Теперь я был полностью экипирован для углубления в лес. Вот только дождаться пока ВЕСЬ снег сойдет...



   Иногда, в особо морозные дни, или когда от перегрузок они казались мне особо холодными - я не ночевал в лесу, предпочитая отсиживаться в том же подъезде города Видное. Но дней таких теперь были единицы.

Всякий раз я доходя до трассы переобувался из сапог в нормальную обувь, сапоги же прятал. И каждый день возвращаясь делал всю процедуру в обратном порядке.




19 апреля.

   Устраивая над кроватью, установленной посреди пустыни навес, вдруг заметил следы кражи продуктов - зверь какой-то повадился стало быть. Но странное дело - крадет-то не продукты, а то, что я выкинуть приготовил - разгрызает тару из под молока, пакеты из под суррогатных супов и прочее в таком духе.
      Однако! Кто же этот деликатный вор?




Назад    -=-    Вперед
Карта сайта

q2212@yandex.ru
+79030100732

Создай сайт! Create site!