Это будет Рождество. Пусть Бога нет, пусть нет и дьявола. Пусть давно лопнул мир, и может где-то там даже прошел Апокалипсис. Это всё равно должно быть Рождество. Никакой не КАЛЕНДАРНЫЙ новый год, и даже не мой день рождения - я родился на Крещение. Нет, именно рождество. Просто я так привык. Я же бестолковый романтик. А романтик всегда ЗНАЕТ что есть чудеса. Ну а время для чудес - это как раз именно Рождество.
   Мы будем ОЧЕНЬ далеко. В глухой непроходимой тайге, в крепком, светлом, просторном, теплом жилище, даже тут хорошо скрытом, защищенном от случайного взгляда кого-либо и от обнаружения любыми техническими устройствами - тепловыми (инфра-красными) или радио-датчиками.
   Но в это Рождество мы будем снаружи, во дворе. В чистом ухоженном дворе образованном посреди большого непроходимого ельника. Я и моя ручная росомаха.

Когда-то, уже в этой бездомной жизни, но еще не будучи готов к таким мерам как уход в лес, я боролся за возможность остаться среди людей, начав всё сначала. Конечно дебильный калейдоскоп крутился уже тогда не хило. Выражалось это чаще в том, что в первые секунды, а то и минуты, я бывало не сразу осознавал где сегодня встретил рассвет, проснулся то бишь. Город, адрес и т.д. Вот и в тот день я не сразу врубился где я сегодня. А рядом работал телевизор и там, в телевизоре начинался ранний утренний фильм. Этот фильм был о том, как пацан пытался защитить от людей росомаху. Кажется не взрослую росомаху. И сама росомаха не кисло боролась за свою жизнь и свободу. В общем я почти одновременно пил кофе просыпаясь окончательно, осознавая где я, и смотрел это кино. Такие фильмы принято называть детскими. Ну так я же романтик, на меня не распространяются правила взросления и мне можно увлеченно смотреть такие фильмы. Я и смотрел. Увлеченно. Уж очень здорово сражалась росомаха и дети защищающие ее. В общем, с тех пор я горю мечтой о ручной росомахе. А так как романтик я исключительно твердолобый, да даже и гороскоп (в который я не очень-то верю) утверждает о моей непробиваемости, то подобные мечты в моей интерпретации становятся реально достижимыми целями.

Мы будем в самом светлом на земле, а может и в истории человечества ельнике. Освещенном электро-иллюминацией с моей же мини-электростанции. Давно истлеет одежда приобретенная среди людей. Я буду одет во всё сделанное своими руками - теплое, крепко сшитое, добротное (чай не Китайское) одеяние не самого древнего облика (фасона), и такую же обувь. За спиной у меня будет меч. Всегда и всюду. К сожалению в глухой тайге расслабляться не суждено - природа опасна. Ну а в центр нашего бытия я вынесу здоровенный торт. Я ведь сын шеф-повара (поварихи) или где? Хотя нет, росомаха наверно обидится, нафиг ей торт, мясо надо. Ладно, тогда это будет здоровенный мясной пирог. С другой стороны... мне вообще-то торт хочется, чтоб масляного крема побольше... Да вообще че там прибедняться, Рождество же! Это будет целый пир - и торт, и жаркое, и пирог. И редчайшим исключением (во дворе) будет на всю катушку звучать музыка. Может это будет Милен Фармер, может Скотч или Радиорама, может Любэ, или электроника (Спейс, Зодиак...). Удобное кресло естественно. И конечно давно истлеет даже память о жизни в аду, о подъездах, вооруженных угрозах и гонениях. Разве что плюшевый мишка погибшей жены как всегда будет со мной. Уже выцветший наверно, несколько раз подверженный ремонту и снова окрашеный.
   Росомаха считается одним из самых свирепых зверей и очень редким. И возможно нажравшись как свинтусы, мы начнем беситься, понарошку конечно же - кувыркаться в снегу нападая друг на друга. А может наоборот взгрустнем. Или сядем играть в... шахматы. Или в карты - в дурака. Ну, тут всё ясно, дураком будет росомаха. Много раз кряду. И мы опять же сцепимся в "смертельной" схватке, понарошку ясное дело.

На завтра у меня как всегда бесконечная куча дел - с утра капканы проверять, потом какая-нибудь стирка, ремонт, механика, готовка, оружие, экипировка, дом, быт... короче море разливанное. То завтра, а сегодня-то Рождество!




24 апреля 2008 года. Я прибыл в город Дубна. Точнее не сразу в город, надо же вещи спрятать (по крайней мере одежду я взял с собой из Ожигово всю, да и некоторые вспомогательные предметы) - высадился на станции Запрудня, где и собрался поселиться на время перебравшись через реку (канал). Мосты ведь по любому должны быть какие-нибудь.

Вместо мостов тут был дохлый настил на небольших емкостях с воздухом (пантонах). Ну хоть так и то хорошо. С другой стороны, такой дохлый мостик подтверждал догадку, что вопреки давности составления моей карты, большого населения тут нет. Я перебрался по этому настилу на другой берег, повернул направо и двинул по чуть заметной тропинке вдоль реки. Через полчаса, когда давно уж не стало тропинки, оставив далеко позади мачты ЛЭП, повернул влево, от реки в лес, где выбрал место для первой ночевки и оставил вещи.




Между отъездом из Ожигово и прибытием в Дубну, есть дыра в две недели. Я убрал из журнала память о них. Это Курск. Это вдруг возникшая женщина из интернета, проживающая в Курске, ведущая небольшой цветочный торг. Да не просто женщина, а по всем признакам, как мне сначала казалось - моя судьба. Рьяная переписка, дикое удивление, смятение. Даже погода вдруг стала иной - теплые сухие солнечные дни. Ночная поездка какими-то левыми дорогами на машине ее знакомых занимающихся закупкой электро-товаров в Москве и продающих их в Курске. Она видимо дала им строгий наказ во избежание моего временного задержания милицией (я же без каких-либо документов) везти меня обходными дорогами. Наверно всю дорогу они подозревали что везут не менее чем тайного агента или какого-нибудь киллера профи, и исполняли ее наказ усердно. Я даже не увидел ни одного милиционера по пути. Грустил, переживал, не мог поверить что война наконец видимо закончилась. Раз кофе захотел, так эти фантазеры чуть в панику не впали по поводу того, что на этих лишь им знакомых обходных дорогах нет вездесущих палаток с чаем/кофем. И я конечно снова доблестно кусал себе язык (как же часто люди принимают меня за какого-то там агента или еще круче, лишь из-за того что я одиночка и не похож на остальных!) чтоб не смеяться. Она просила не объясняться перед ними, и я никак не смог убедить их что являюсь простым человеком.

Дальше был... бетонный бункер (гараж кажется) где мне предложили разместится. И всё окончилось закономерно.
- Тут для тебя есть дело.
- Что надо делать?
- Собачьи бои.

Как-то сразу расхотелось выяснять подробности. Я может и Гончий, но это лишь псевдоним в шутку придуманный женой много лет назад, в прошлой жизни. Короче, никому не пришла в голову мысль встать мне поперек дороги. Я просто пошел. Дальше. Вон из этого города. А это событие и ее саму мысленно окрестил - Морок (с ударением на первом слоге).




Морок затянулся почти на 2 года. Уже подъезжая к Москве я обнаружил что солнечные дни сгинули. Начались дожди, ветер, снег, град и все сто удовольствий. Ну и ладно, не всё же время должно быть ясно. Пройдет непогода, снова взойдет солнце.

Но дождь не собирался кончаться. Меж тем, мои последние средства были потрачены на поездку в Курск, точнее на поездку ИЗ Курска. Не было возможности приобрести даже куска пленки, для укрытия от дождя. Уже в первую ночь там, в лесу у реки (канала) недалеко от станции Запрудня, я насквозь промок и промерз. Так как сушить промокшие вещи было негде, их приходилось просто оставлять на месте. Вроде и подвесив на растянутых веревках, но так как дождь день за днем не кончался, получалось что вещи я просто бросаю. И снова начался дефицит сна - самая страшная пытка бездомного.

Город Дубна оказался какой-то нереальный. Во первых чуть ли не идеальная чистота на улицах. Так не бывает, тем более в наукоградах. Однако было. Наблюдения в поисках КРУГЛОСУТОЧНО работающих в поте лица уборщиков улиц ничего не дали. Не работали тут уборщики в поте лица. Просто тут никто не бросал сколь-нибудь крупный мусор на улицы. Во вторых тут не было бомжей. Совсем. На вокзале лишь один дежурный сотрудник милиции. Но даже если рядом с вокзалом случается быть многочисленному патрулю, то от нефиг делать тебя не станут дергать проверками наверняка. Чистый вокзал с автоматом кофе, автоматом быстрых платежей и чистым же туалетом. Плюс несколько электро розеток в зале (проблема с зарядкой мобильника таким образом усохла на корню). Есть так же не слишком шумное кафе, с постоянным набором обеденных блюд и главное постоянно работающее. Вечером вокзал закрывается.

Тут за деньги ВСЁ. Просьба оставить на время вещи у дежурной в подсобном помещении туалета встречается либо вопросом "Сколько?" либо озвучиванием конкретной суммы порядка 50 рублей. Это значит что сбор пожертвований на питание, станет для меня платным из-за наличия у меня сумок с вещами, которые не оставишь в лесу под бесконечным дождем.
   Если попросить тут у людей материальную помощь на питание, они по возможности подадут. Но никто никогда не отдает тут например ненужную одежду. Любой погреб или сарай в качестве укрытия от холода и дождя - за деньги и немалые. Город исключительно богат, здесь почти всё импортное. И еще тут больше чем везде за рулем сидят женщины. Настолько много, что это без всякой надобности бросается в глаза. Я выстоял в этой обстановке до начала мая.

Последнее что я вынужден был сделать - просто выкинуть большую часть своей одежды. Расстелить ее в одну из ночей на мокрой земле, укрывшись под столиком для пикников на открытом воздухе на другой стороне всё того же канала у станции Запрудня. Вещей себе оставил ровно столько, сколько занимали в туго свернутом виде не более половины ранца за плечами. Хоть немного поспал. Так ушли два костюма, несколько пар обуви, постельное белье и многие другие вещи. А те что оставались развешенными в лесу - сопрели сами.

Начался чистый драйв в фантастическом городе (Морок, часть 2) - скоростное выживание. Некогда было даже подумать о том, что именно ЭТО и есть плата за искушение легко провести зиму в Ожигово. С утра платим оставшиеся деньги на то, чтобы привести себя в порядок и поесть капельку горячей пищи в кафе. Далее заряжать мобильник делая в нем по ходу рабочие записи, составляя ежедневные и еженедельные планы с поправкой на создавшуюся ситуацию. Иногда читая книгу в том же мобильнике (какое всё же благо, когда в таком маленьком устройстве может столько всего умещаться - от записей, до огромной библиотеки), если конечно чтение не грозит усыпанием на месте. После - собирать средства на выживание, которые будут частично потрачены вечером, а ПОЛНОСТЬЮ и без остатка следующим утром. О том, чтобы продолжать учебу по электричеству не могло быть и речи.

Май месяц разгулялся дальше некуда - метели со снегом дождем и градом в перемешку, холод просто дикий. Естественно, как в последний оплот я пошел в церковь. Пусть временное рабство (работа без вознаграждения за труд - это обожают предлагать теперь многие, пользуясь моим бедственным положением), но иначе становится просто смертельно опасно. Батюшка в церкви видно совсем уж с ума сошел - "Ты пока побудь там где есть, а мне напиши всю свою подноготную. Когда я проверю всё тобой написанное, тогда может быть и пущу тебя" - это он сказал промокшему замерзающему человеку, дошедшему и почти погибающему на глазах, со стучашими от холода зубами. Видимо он ждал чего угодно, может того что я упаду на колени и в слезах буду ползая умолять спасти меня от смерти. Того, что полупокойник оскалится в судорожной улыбке и скажет НЕТ, он наверно ожидал меньше всего - его глаза от удивления чуть не упали на пол.

В церкви за прилавком стоял парень. Он видел и мое состояние и садистскую выходку попа. Я не успел отойти от церкви, как парень догнал меня. Назвался Димой и предложил подойти вечером, в конце его рабочего дня.

Вечером Дима показал мне начавшееся строиться сооружение на территории церкви. Дыра в заборе позволяла тихо проникнуть на территорию и укрыться от вечного дождя под бетонной плитой уже построенного то ли погреба то ли подвала высотой около метра. Подарил спальник.

В некоторые дни спальник можно было оставлять у него дома. Иногда я обедал у него дома и даже пару раз ночевал. Но это были крайне редкие случаи - Дима часто бывал занят, в основном при церкви. Дома он жил с отцом, которого капельку сторонился, кажется по причине злоупотребления отцом алкоголя. Хотя в редкие появления его отца перед нами, дядька был трезв, по крайней мере нормально выглядел. Ну да какое мне дело, для всего в мире есть причины и мне их знать не обязательно. Во всем этом чудо-городе Дима единственный, кто понимал что человек от холода может реально загнуться. Он здорово опасался чтоб я ненароком не выдал, при возможном задержании меня милицией например, что он мне помогает выжить. Однако моего слова ему было достаточно, да оно и понятно - человек улыбающийся в лицо РЕАЛЬНОЙ смерти, не станет стукачом.

А еще там появилась Валя. Правда живет она не в Дубне, в городе Долгопрудный.
   Время от времени я порывался знакомится. Откуда-то появлялась наивная уверенность - а вдруг?! Ну а какие у меня варианты кроме переписки? Никаких. Вот я и писал время от времени в знакомства по СМС. Так вот виртуально и познакомились. Женщина приятная во всех отношениях, это понятно даже не видя человека, но в ЛИЧНОМ плане мы друг другу явно чужды. Так и стали дружить. Бывало баланс мне при нужде пополнит на телефоне. Чуток деньги появляются - возвращаю конечно сразу. Но главное иной раз просто поговорить с нормальным, не замороженным человеком приятно. В общем Валентина оказалась Человеком с большой буквы. И как почти всякая хорошая женщина, Валя попала в беду - муж оказался алкаш, естественно опасный алкаш. В угаре может например поджечь что-нибудь в доме. В общем жизнь на вулкане. Она вроде и разошлась с ним уж, так ведь тут не тайга - квартира так и остается в постоянной опасности, куда его деть? на помойке наверно не примут. Так вот и живет.
   Мы встретились лишь однажды, много после того как я покинул Дубну. Мне случилось лежать в больнице в городе Долгопрудный. Вот тогда она и пришла навестить меня. Я почти такой ее и представлял. И конечно снова и снова удивляюсь - как может злой рок свести вместе ТАКУЮ женщину и какого-то морально убитого алкаша. Подобные вещи я вижу не впервые, но разгадать эту загадку не смогу никогда.
   И когда начал я писать этот сайт, Валя конечно первая о нем от меня узнала.

Но скоростной драйв не может обойтись без беды. В один из привычно-дождливых дней ко мне на вокзале подсел слегка бомжеватого вида парень. Попросил сигарету. Вернувшись с перекура рассказал что он гастарбайтер из Белоруссии. Рассказал о своей стране. Слово за слово и вот он предлагает мне место ночлега - одинокая сильно пьющая женщина. По крайней мере платить там придется меньше - бутылка да закуска, да чего-нибудь детям. Естественно я ухватился за возможность помыться и поспать в тепле. Человек я вроде бывалый, кинуть меня не смогут. Но карманные (они же НА ДАННЫЙ МОМЕНТ последние) деньги я конечно потратил на эту самую бутылку, сок, закуску, печенье и даже какой-то тортик. Мысль о том, что там может не оказаться элементарного сахара, хлеба, кофе, в мой теперь постоянно переутомленный сонный мозг не пришла.

На месте - на левом берегу канала (или это уже Волга) гастарбайтер долго уговаривал даму открыть ему дверь, поверить что на сей раз он не с пустыми руками. Я лишь успевал озираться, боясь светиться в таком ярком обществе. Люди-то знают кто тут есть кто, не хотелось бы попадать в число бомжей заведомо, из-за связи с этими товарищами. Наконец ему открыли, с напускной настороженностью встретили меня. Худющая дама со всеми признаками пьянства нарочито небрежно взяла бутылку, но по мере появления прочих подношений потихоньку расширяла глаза. Правда они там не едят что ли. Ну и ладно, мне немного на руку ее восхищение - мне надо не просто завалиться на пол до утра, а принять ванну, желательно без рвотных позывов от вида ванной, и до утра поспать. В кровати, кресле, на диване. Не на полу точно.

Ванну я принял. После сел покурить. Бутылку они уже поглотили. Требовать продолжения не спешили - не водятся в их мире трезвые люди, загадка я для них. Понимаю. По ходу рассказывает дама всякую чушь о себе. Когда уходит по нужде, гастарбайтер шепотом докладывает что ее маленькая дочь не раз лечилась от истощения, еды в доме почти никогда не бывает. Возвращается дама, наконец не ругает маленькую дочку, стремящуюся войти полакомиться сладким - я попросил не орать на дите, да и вообще... вам ведь водка нужна была. А еда нужна вот им, детям.

На вошедшую девочку страшно смотреть - ну очень худая, хотя вроде и подвижная. Совсем еще маленькая. Хватает и мечет всё со стола. До кучи прыгает на мне как на батуте. А наконец насытив свой маленький желудок, спрашивает меня - "А вы будете моим папой?" С бледным улыбающимся лицом застенчиво гляжу на мамашу. Они с гастарбайтером лыбятся мне пьяными рылами, машут руками, мол не обращай внимания, глупое дите. Я всё так же растерян, вроде бы.
   Если бы этот ребенок имел хоть малейшее отношение ко мне, никто бы не поднялся из-за этого стола и больше никогда бы не прикоснулся к дитю. Я сам с 7-ми летнего возраста как на войне, на бездомной войне. У меня мишка плюшевый голодным не будет, а уж чтобы так довести ребенка...
   - драйв, мать его, морок!

Видимо я был СЛИШКОМ переутомлен отсутствием день за днем возможности сна. Как последний дурак положил мобильник в ранец и уснул. Вот так человек бывалый! Конечно утром мобильника не обнаружил. Вернул пытающегося тихо уползти гастарбайтера из подъезда в хату. С их телефона вызвал милицию - не проснулся еще раз на милицию надеяться решил. В милиции конечно концов СРАЗУ не нашли, а как сообразили что я бездомный, так и вовсе успокоились. Вернут они деньги, гастарбайтер и иже с ним. Если не вернут - снова обращайтесь. Гастарбайтер просит подождать, дескать всем миром собирают средства. Можно вот прямо с ними поехать (на какие средства мне ехать в автобусе - неясно) и наблюдать как они пытаются занять деньги. В общем, старо как мир. Мне надо собирать на еду, кто они такие знать не знаю. Попал я сильно. Телефона не верну точно.

Следующие 2 с лишним недели, бой шел на интеллектуальном уровне с компанией Би Лайн. Я вроде активный абонент, никогда никаких задолженностей не было, но у меня нет документов, никаких, а номер приобретен мной на рынке Царицыно с год назад, тоже на кого-то там записанный, на торгаша покупающего их сотнями для перепродажи. Не на меня записан короче. В конце второй недели переговоров, мне восстановили номер, под личную ответственность одного из сотрудников Би Лайн.

Относительно нормальная погода установилась лишь к середине июня. Дожди всё же были очень-очень частые. Но однажды, когда перерыв между дождями составил более 10 дней, я решил навестить Запрудню - может успею обустроить временное жилище в лесу. Однако прибыв на место, не обнаружил и того дохлого настила через канал. На другом берегу виднелись сложенные досочки этого мостика, а пантонов не было вовсе. Отдыхающие, те что приезжали на машинах, пояснили что этот мостик ежегодно живет лишь до мая месяца, после его убирают. А переправа через канал осуществляется паромом от станции Мельдино - это 2 станции отсюда по направлению к Дубне (около 12 км).

Глупая мысль о плавсредстве не рассматривалась дольше 5 минут. Где я буду прятать плот на этом, часто посещаемом отдыхающими берегу? Так накрылась возможность обосноваться здесь. Значит я снова должен буду искать место для временной хижины. Тогда уж лучше вернуться на бетонку (трасса А107), в другое естественно место.

Снова ударный график ради приобретения мобильника (звонилки-пустышки за 700 рублей, без намека на интернет, возможности вести записи, загружать и читать книги... без ничего), первичного инструмента - ножовка, топор, степлер, пленка и прочее.

Снова выручил Дима. Ему и самому было выгодно обменять старенький Нокиа, на новенький только с магазина Самсунг. В стареньком Нокиа уже были хоть какие-то функции - органайзер, для записей - сохраненные ММС. Всего остального буду лишен еще долго, пока не приобрету хоть сколь-нибудь нормальный мобильник.

Покинуть этот стерильно-ледяной чудо город я смог лишь 28 июня (этого же конечно, 2008 года). Правда на сей раз одним заходом, без челночной перевозки вещей партиями. Не шибко много вещей нажил. Драйв ведь, какие уж тут вещи.


Назад   -=-   Вперед
Карта сайта

q2212@yandex.ru
+79030100732

Создай сайт! Create site!