@Alico

Тег паста в блоге Alico

Alico

Из мемуаров Сабуро Сакаи

На следующий день началась интенсивная боевая подготовка. Пилоты радостно завопили, когда увидели десятки новых сверкающих истребителей, стоящих на летном поле. Это были «Сидэны», которые я не так давно испытывал. Летчики оживились, когда ознакомились с этими истребителями. Скорость! Четыре пушки! Броня! Огромная скороподъемность! Скорость пикирования! Маневренность!
Все это было, и все это совместилось в одном самолете. Это уже не был несчастный «Зеро», уступавший по всем параметрам «Хеллкэту». Пилоты не могли дождаться, когда они вернутся в воздух. Они желали узнать все, на что способен новый истребитель. Моральный дух сразу взлетел до невиданных высот. «Подайте сюда «Хеллкэты»!» — закричал кто-то. Они снова ощутили запах крови.
Большинство летчиков нового авиаполка были ветеранами многих боев. Среди них были настоящие асы. Это была элита истребительных частей Императорского Флота, которая наконец-то получила новые самолеты. Несмотря на то, что требовались добровольцы для укомплектования частей камикадзэ, эти люди представляли собой самое сильное воздушное оружие Японии. Поэтому капитан 2 ранга Накадзима с ходу отвергал любые просьбы о переводе в части камикадзэ.
Прошли 10 дней, а я так и не получил ответа на свое письмо от Хацуо. Я не понимал, почему она не отвечает. Но я ничего не мог поделать. Я не мог позволить личным чувствам помешать мне исполнять свой долг, особенно сейчас. На двенадцатый день после того, как я отправил письмо, я читал лекцию новым пилотам по тактике воздушного боя. Когда класс заполнился, пришел ординарец и сообщил, что ко мне прибыли два посетителя. Я сразу отправился в комнату для гостей.
Оказалось, что меня ждут Хацуо и ее мать. Как только я вошел в комнату, Хацуо поднялась со стула и тихо сказала: «Я приехала, Сабуро, чтобы стать твоей женой».
Я замер, словно громом пораженный.
«Если ты готов умереть, Сабуро, то и я тоже. Если у нас остались недели или даже дни, мы должны прожить их вместе. И пусть с нами будет бог».
«Хацуо!» — вскричал я. Это было невозможно! Это неправда! Я просто не вынесу такого счастья!
Затем заговорила моя тетя: «Сабуро, я не вижу причин, по которым вы с Хацуо не можете пожениться. То, что вы кузены, не должно вам мешать. Вы оба совершенно здоровы физически и психически. Моя дочь хочет — и я тоже — чтобы свадьба состоялась немедленно».
Радость переполняла меня. Но прежде, чем состоится свадьба, следовало написать моей матери и попросить у нее разрешения, так как она была самой старшей в нашей семье. В ответном письме мать благословила нас и выразила сожаление, что не сможет присутствовать на церемонии. Железные дороги на Кюсю были разрушены бомбежками, и проехать по ним было невозможно. Она попросила тетю позаботиться обо всем необходимом.
Когда я впервые прибыл в Мацуяму, президент большой авиастроительной фирмы предоставил мне просторную комнату в своем доме. Он сказал мне, что следил за мной с того дня, как я сбил свой первый самолет в Китае, и желал бы, чтобы я жил вместе с его семьей. Я отклонил его предложение, но не потому, что не мог принять столь благородный дар, а по совершенно иным причинам. Я чувствовал бы себя неловко, проживая в царских условиях, когда люди, с которыми я летаю, ютятся в жалких бараках.
Однако теперь мне требовалась комната, чтобы разместить там Хацуо. Изрядно смущенный, я сообщил капитану 2 ранга Накадзиме о своем намерении жениться. Он расплылся в широчайшей улыбке и приказал мне стоять на месте и не сметь двигаться. Накадзима схватил телефон и тут же позвонил лично президенту компании. Переговорив, он сообщил, что я могу переезжать, как только состоится свадьба. Накадзима знал о благородном предложении промышленника и теперь отказался даже выслушать мои возражения.
Мы с Хацуо поженились вечером 11 февраля 1945 года, в День Основания Японии. Церемония была скромной. На ней присутствовали только моя тетя и семья президента компании. Мы хотели собрать летчиков полка, но в последний момент от этих планов пришлось отказаться, так как вечером объявили воздушную тревогу. Все летчики находились в кабинах самолетов, готовые взлететь, пока шла свадебная церемония. Мы никак не ожидали, что нашим свадебным маршем станет пронзительный вой сирен воздушной тревоги.
После церемонии мы с Хацуо прошли по затемненным улицам в синтоистский храм. Там мы преклонили колени и сообщили богам о нашей свадьбе.
Ни о каком медовом месяце при подобных обстоятельствах не могло быть и речи. В следующее воскресенье мы пригласили 50 пилотов полка на небольшой обед. Они громко смеялись, когда я рассказал о «Марше Сирен» в ночь церемонии. Этот скромный праздник более чем компенсировал нашу скромную свадебную ночь. Многие пилоты прихватили с собой свои музыкальные инструменты, гитары и аккордеоны, и с некоторым запозданием исполнили торжественный свадебный марш. Я был самым счастливым человеком в мире. Пилоты громко восхищались красотой моей молодой жены. Это был просто чудесный вечер.
Моя тетя удивила всех нас. Она съездила в отдаленную деревню и каким-то чудом сумела купить там немного продовольствия. 50 человек поужинали с огромным аппетитом. Праздник затянулся до глубокой ночи. Летчики собирались группами и громко пели одну песню за другой в нашу честь. Хацуо подыгрывала им на пианино. Те, у кого были инструменты, собрались вокруг нее, образовав импровизированный оркестр.
Это были самые счастливые часы в моей жизни. Я был пьян от счастья. Все, что происходило со мной ранее, теперь казалось малозначащим. Оно было просто ничтожным по сравнению с огромным счастьем и радостью, заполнившими меня.
Я не мог оторвать глаз от Хацуо. Она была необычайно красива, настоящая принцесса из сказок, сияющая и прекрасная. Она была моей женой.

#vnrkr
Вы можете выбрать до 10 файлов общим размером не более 10 МБ.
Alico

Наверняка, почти все слышали расхожую байку, дескать, если засунуть лампочку в рот, то вынуть её оттуда можно будет только с непосредственной помощью медицинских работников. Мол, кусательный рефлекс, бла-бла-бла и так далее. Ну и как в это поверить, если не попробовать?
Забейте в поисковик словосочетание «Лампочка во рту» и непременно наткнётесь на источник сего мифа: Как-то раз в Москве проходил слет что-то типа заслуженных преподавателей, и среди их огромного количества оказалось всего три мужика. Ну, они, естественно, решили это дело отметить. Собрались у одного из них в номере, и давай отмечать. Тут в люстре перегорает стоваттная лампа. Они зовут ответственную за лампу бабушку, эта бабушка меняет им лампочку, а перегоревшую оставляет на столике. Ну, преподаватели уже изрядно наотмечались, тут один, глядя на эту лампочку, просвещает остальных, что если стоваттную лампочку засунуть в рот, то обратно её уже не вытащить. Завязывается спор. Один из оппонентов — преподаватель физики — говорит: «Как так?! Я, кандидат наук, со всей ответственностью заявляю, что если можно засунуть, то можно и вытащить!» и сует себе лампочку в рот, пробует высунуть, а она не высовывается. Они её тянули-тянули, по-разному пробовали — не выходит. Ладно, решили ехать в травмпункт. Поймали такси, приехали, ловят медсестру. «Вот, говорят, мужик с лампочкой во рту. Что делать?» Медсестра думает: «Во прикольщики!», начинает их выгонять. Когда ей показывают потерпевшего, она в истерике бежит за доктором. Тот приходит, смотрит и бьет ребрами ладоней по месту, в котором нижняя челюсть соединяется с черепом. У физика рот открывается еще шире, лампочка высовывается, а мужик так и остается с открытым ртом. Хирург объясняет, что это нормально, просто мышцы были изрядно напряжены, а теперь, наоборот, сильно расслаблены и сокращаться пока не будут, но часа через три можно уже будет пробовать говорить. Заслуженные преподаватели благодарят врача и направляются назад в гостиницу на такси. Физик спереди, остальные сзади. Ну, один из недоверчивых все ему не верит. «Не могу,— говорит,— понять, как так, и все тут!» «Ну, на,— говорит ему зачинщик,— сам попробуй.» Тот пробует — не вытаскивается лампочка. Едут назад. Ловят медсестру. Та в шоке бежит за хирургом. Успокаивают медсестру. Приходит хирург. Долго смеётся, но лампочку вытаскивает. Ловят частника. Едут в гостиницу. Водитель спрашивает: «Что, мол, дебилов везешь?» Способный говорить отвечает: «Какие дебилы! Это кандидаты наук и все такое, просто они лампочку в рот сунули, а вытащить не смогли». Водитель не верит, его убеждают, он не убеждается, ему дают лампочку, он её сует в рот, она не вытаскивается. Разворачиваются, едут в травмпункт. Ловят Медсестру. Успокаивают её и посылают за хирургом. Приходит хирург, долго матерится, проводит процедуру излечения, разбивает лампочку о стол и говорит: «Чтоб не повторялось». Ладно, садятся снова в машину. Благодарный водитель с открытым ртом везет их в гостиницу. Машину останавливает гаишник. Давай докапываться, в чем дело — три имбецила и один алкаш в одной машине. Водитель жестами пытается объяснить, у него не получается. Единственный нормальный, но изрядно подвыпивший объясняет-таки гаишнику, в чем дело. Тот молча идет в свою будку. Там гаснет свет. Гаишник возвращается, открывает заднюю дверь и жестами просит подвинутся. Садится, изо рта торчит цоколь лампочки. Едут в травмпункт. Ловят медсестру. С трудом доводят её до самотранспортабельного состояния. Она на неслушающихся ногах направляется в сторону кабинета хирурга. Оттуда раздается женский вопль и грохот. Выходит хирург с неестественно открытым и не закрывающимся ртом. via #vrduz

#vrdsy
Вы можете выбрать до 10 файлов общим размером не более 10 МБ.
Alico

Человек-в-красной-шапке шел через лес, и Волк следовал за ним. Этот лес был апофеозом всех лесов: огромный, простирающийся, казалось, на несколько парсеков во всех направлениях, поросший дьявольской травой, навевающей сладкие сны, кошмары и смерть.
Человек-в-красной-шапке завел его для разговора на древнюю землю предков. Волк узнал это место тотчас же: хижина одинокой старухи. Белеющие черепа безразлично таращились на них - лесорубы, егеря, охотники. Здесь череп бабы Яги, убитой во время приема инсулина; тонкие кости кота Баюна, может быть, загрызенного ради развлечения дикой собакой.
Затененные губы Человека-в-красной-шапке дернулись в улыбке:
- Собери дров, Волк. Ведь это место смерти, не так ли?
- Я тебя съем, - сказал Волк.
- Нет, не съешь. Не сможешь.
Человек-в-красной-шапке отбросил капюшон.
Волк молча смотрел на него.
Лицо спутника слегка разочаровывало. Оно было красивым и правильным, без малейших отметин и искривлений, которые бы выдавали человека, прошедшего через ужасные испытания и посвященного в большую, никому не известную тайну.
- Я думал, что ты мужчина, - сказал, наконец, Волк.
- А какая разница? Я почти беспола. Конечно, я могла бы выбрать лицо, которое ты ожидал, но я решила показать тебе то лицо, с которым я родилась. А теперь собери дрова. Я хочу погреть пирожки. И полюбуйся закатом. Ты не скоро увидишь следующий рассвет - эта ночь может оказаться для тебя слишком длинной.

#vndsn 10
Вы можете выбрать до 10 файлов общим размером не более 10 МБ.
Alico

Как дети

Вообще, солдаты-срочники любой армии - суть, дети с автоматами. И как любому нормальному ребенку, солдатику хочется все новое потрогать, поползать по нему и изучить.
И на одной из советских авиабаз был ангар, у которого была вмятина в крыше. С внутренней стороны. Причем не одна, а так, будто долбили много раз.

На вопрос проверяющего, что же это за фигня, ему рассказали, откуда эти вмятины. Уж не знаю, как у него там лицо перекосило.

А дело то вот в чем - в ангаре стоят самолеты, их обслуживают в том числе и солдаты-срочники. А знаете, здорово же залезть, пока никто не видит, в кабину и вообразить себя лихим истребителем, уничтожающим американские "Фантомы", или отчаянным штурмовиком, жгущим вражеские танки.

Ну, а для полноты антуража можно и всякие тумблеры пощелкать, кнопки понажимать - дело то нехитрое, а опытный пилот ругнется, конечно, но за секунду сбросит все настройки в требуемое положение.

И вроде бы все безобидно, вроде бы самолет обесточен, вроде бы на эти перещелкивания не реагирует ни одна система.

Вроде бы. Потому что есть в самолете система, которая работает всегда.

Катапульта.

Бон вояж. До потолка.

#vyren 1
Вы можете выбрать до 10 файлов общим размером не более 10 МБ.

Добавить пост

Вы можете выбрать до 10 файлов общим размером не более 10 МБ.
Для форматирования текста используется Markdown.