— Хорошо, — Босс черкнул что–то у себя в блокноте, — мы обсудим это позже. Каковы признаки больной культуры?
...
— Слушаюсь, сэр. Плохой признак, когда жители страны прекращают отождествлять себя со страной в целом и начинают отождествлять себя с какой–то группой внутри страны. По расовому признаку, допустим. Или по религиозному. Или языковому… Словом, какому угодно, но только не со всеми вместе.
— Да, это очень плохой признак. Сепаратизм. Когда–то он считался испанским пороком. Но в принципе любая страна может заболеть этим.
— Я очень мало знаю об Испании. Когда доминируют мужчины над женщинами, тоже один из дурных симптомов, как, наверно, и обратный синдром. Я, правда, об этом не слышала в современной истории, но ведь может случиться и такое. Не так, ли Босс?
— А вот это ты мне должна сказать. Продолжай.
— Насколько я понимаю, перед какой–либо революцией население должно утратить доверие к полицейским и судебным структурам.
— Это элементарно. Продолжай.
— Ну… Важное значение имеет повышение налогов и, само собой, инфляция и понижение уровня жизни у тех, кто целиком или частично находится на дотации у государства. Но это все старые песенки — ведь каждый знает, что если у страны растет дефицит бюджета, то страна катится в пропасть. Однако никто и пальцем не шевелит, за исключением бесплодных попыток уладить дело путем улучшения законодательства. Но я начала с небольших признаков — некоторые называют их приметами. Ну, например, вы знаете, что здесь запрещено законом находиться раздетой за пределами своего дома? Или даже внутри вашего собственного дома, если кто–то может это увидеть?
— Трудно заставить людей соблюдать это. Что тебя в этом заинтересовало?
— А никто и не заставляет. Но в то же время, это и не отменяется. Конфедерация буквально напичкана подобными законами. Мне кажется, что любой закон, который невозможно заставить соблюдать и который поэтому не соблюдается, ослабляет и все остальные законы.
...

— Босс, ведь кто–то из древних еще говорил, что не может работать закон, повелевающий речке течь вспять. Вы разве не в курсе?
— Я хотел убедиться, что в курсе ты.
— Между прочим, я могу и обидеться. То, с чем я столкнулась и о чем говорю сейчас, — обыкновенное ханжество. В Калифорнийской конфедерации противозаконно отказывать в кредите какому–то лицу лишь на том основании, что это лицо потерпело банкротство. Понимаете? Кредит — одно из гражданских прав.
— Полагаю, это тоже не работает, но какую форму принимает неподчинение этому закону?
— Этого я еще не выяснила, но думаю, все успокаиваются, когда истец оказывается в крайне невыгодном положении человека, пытающегося всучить взятку судье… Хочу еще отметить один из самых очевидных симптомов: НАСИЛИЕ! Драки, мордобой, поджоги, бомбежка, терроризм любого сорта. Ну, конечно же, заговоры, но, мне кажется, случаи небольшого насилия, становящиеся повседневными, разрушают культуру гораздо больше, чем какие–то крупные заговоры. Вот, пожалуй, и все на сегодняшний день… Ну, конечно, рабство, коррупция судебных властей, тюремное заключение без санкций и судебной процедуры и… и так далее, это все очевидно, все эти вещи повторялись в истории множество раз.
— Фрайди, я думаю, ты упустила самый страшный симптом из всех перечисленных.
— Правда? Вы назовете мне его? Или мне опять придется блуждать в потемках в поисках неизвестно чего?
— М–мда… Этот я назову тебе. Но ты все же ищи его везде. Изучай его. Больная культура демонстрирует весь комплекс симптомов, которые ты перечислила, но… умирающая культура всегда отмечена личной грубостью каждого ее представителя. Дурные манеры, нежелание хоть в чем–то уступить другому. Утрата элементарной вежливости и хороших манер гораздо более симптоматична, чем какой–то заговор.
— Правда?
— Можешь не сомневаться. Мне следовало бы заставить тебя самостоятельно докопаться до этого, тогда бы ты не переспрашивала. Особенно серьезен этот симптом потому, что тот, кто выказывает его, никогда не считает его признаком болезни, а наоборот, принимает за доказательство своей силы. Изучи его как следует, Фрайди, эту культуру спасать уже поздно. Я имею в виду весь этот мир, а не только калифорнийскую карикатуру на него. И потому сейчас мы должны приготовить монастыри, способные выдержать наступление Черных Веков. Электронные записи слишком хрупки, у нас опять должны быть книги, чернила, бумага. Но этого может оказаться недостаточно, и надежному резервуару всех наших знаний, возможно, придется спуститься с небес...

Хайнлайн

Рекомендовано: DarknessKeeper
#oxs
Вы можете выбрать до 10 файлов общим размером не более 10 МБ.