Ну, вот я и добралась до отчета о моей мартовской Москве. А была она в этот раз неожиданно теплой во всех смыслах. Может, выпендривалась перед малолетним Поссумом, конечно. Но мне пока хочется верить, что мы все-таки помирились (ох, как бы не сглазить).

Дело в том, что с Москвой лично у меня все сложно. Очень сложно. Не любит она меня. То есть, всегда находились любимые москвичи, к которым я обычно и ехала. Но вот я городу как-то не по нутру была: всегда болела, теряла вещи, деньги, документы, в два счета терялась сама и заблуждалась на каждом шагу. И бежала оттуда со всех ног при первой возможности к прекрасному моему Питеру. А он уже обнимал, отпаивал валерьянкой, кофе и коньяком, чинил гардеробчик, штопал дырки в кошельке и сердце, утирал слезки и лечил пятки-коленки, сбитые о гнусный нрав столичной барыни. Его это радовало. Меня устраивало. А ей, кажется, было все равно.

Теперь же наше «все сложно» стало меняться. Медленно, нехотя, но, видимо, неотвратимо с обеих сторон. И вот уже билеты находятся легко и ненапряжно, поезда комфортны, метро перестает быть кошмаром кинестета, трамваи ходят точно по расписанию. Я умудрилась не только не заболеть, но вылечиться удалось почти. Узбекская харчевня с чабрецовым чаем в керамическом чайнике находится сама собой. Новое платье сидит как вторая кожа. Зеркала и витрины, вместо привычного хтонического чудища, отражают вполне себе симпатичную умуррротворенную кошку, довольную жизнью. Даже солнечная погода не воспринимается как покушение на убийство, а как начало весны (веснушки же будут, ура!). Отсутствие похмелья, возможность высыпаться, вкусная еда в нужных количествах прилагаются. Да что там, за все три дня я ни разу не варила кофе сама. А это дорогого стоит (я как-нибудь потом про это отдельно расскажу, ладно?).

В боях на двух гостеприимнейших кухнях Москвы полегло целое поколение моих головных тараканов. И к утру субботы, во время утреннего перекура, осознала, что мой многолетний злобно-разочарованный крик «эй, Москва, ну что ж ты за сука такая?!» сменился на влюбленно-восхищенный: «Ну ты и сучка!».

Я боялась возвращаться. Мой Питер настолько ревнив, что и за меньшее устраивает скандал прямо не выходя с вокзала. Но он оказался мудр. Насыпал снега в капюшон, отказался катать на автобусе. Дескать: «Нагулялась? Хорошо тебе было? Да пожалуйста. Флиртуй, с кем хочешь. Всё равно моя». И ведь его, да. И, конечно, он — лучший. Я опять в этом убедилась. И все же, уеду ведь от него еще. Там река не перейденная, переулки неисследованные, выпит не весь кофе, и еще вот тот спектакль и вон те концерты, и (ухтыухты!) сколько выставок - и без меня.

И москвичи, которым отдельное спасибо за вот это вот всё! Уважаемые, вы все знаете, что я о вас думаю))

#mbufp 6
Вы можете выбрать до 10 файлов общим размером не более 10 МБ.